История сёрфинга: древние Гавайи
Сёрфинг постоянно меняется и развивается, но самое ядро его всё то же, что и несколько столетий назад.
Серфинг. Принято считать, что он зародился на Гавайях и был спортом королей, которые ловили волны и таким образом утверждали свою власть не только над людьми, но и над стихией. Но так ли всё было на самом деле? Оказывается, что не совсем. До наших дней дошло не так много исторических свидетельств, мифов и легенд древних Гавайев, но они есть. Я в них покопалась и нашла много интересного. Сегодня расскажу о том, чем являлся сёрфинг для жителей Гавайев несколько столетий назад.

Прежде всего хочется отметить, что катание по волнам было распространено далеко за пределами Гавайских островов. Бортовые журналы средневековых мореплавателей свидетельствуют о том, что сёрфинг существовал во многих частях Океании, а своего наибольшего расцвета достиг как раз на Гавайях и на Таити. Правда, на Таити островитяне катались по волнам в основном на животе, и иногда на коленях. А на Гавайях вышло так, что, подхватив общую тенденцию, местные жители так ею увлеклись, что в конце концов сёрфинг стал здесь неотъемлемой частью культуры и национальным спортом. И к тому моменту, как в других частях Океании про него как-то уже и забыли, на Гавайях сёрферы во всю развивали мастерство и катались уже стоя на досках. А потом пришли Европейцы, увидели все это дело, и назвали Гавайи родиной сёрфинга.

Достоверно известно, что на Гавайях занимались сёрфингом не только короли, а бОльшая часть населения. Исследователь Уильям Эллис писал в 1823 году, что «порой большая часть жителей деревни выходит кататься и проводят в воде большую часть дня.» Мужчины и женщины, дети и старики, правители и простые работяги – в океане все катались на равных и получали одинаковую дозу удовольствия и радости. Впрочем, короли обычно катались лучше всех, вероятно потому что у них было больше свободного времени, которое они тратили на оттачивание своего мастерства. Да и в целом понятно, что в сообществе, где катаются практически все, чтобы сохранять авторитет, нужно кататься круче остальных.

При этом не установлено, были ли какие-то споты открытыми только для правителей, или всем можно было кататься везде. Дело в том, что в работе у того же Эллиса встречается два противоположных свидетельства: в одном из них говорится про спот в устье реки, где катались только главы деревень и верховные правители, а другой случай описывает, как король катался вместе с простыми жителями деревни. В работах других историков также есть упоминания о том, как Гавайцы катались все вместе не зависимо от их статуса, но все эти записи относятся ко времени после 1819 года, когда общество уже отказалось от самой системы наложения табу. Таким образом эти работы могут не в полной мере отражать ситуацию на Гавайях до приходя европейцев. В подтверждение этому можно привести одну из народных легенд, которая гласит, что когда-то давно пляж Вайкики на острове Оаху (современная территория Гонолулу) принадлежал королеве, и только она могла кататься там на волнах. Однажды некий дерзкий сёрфер по имени Пиикой решил нарушить табу, выплыл вместе с королевой и проехал с ней на волне до самого берега. На суше его поймали избили почти до смерти за то, что он ослушался общего правила.

Какой бы ни была ситуация с табу на определённые споты, настоящее отличие королей от простых жителей заключалось в досках. Длинные узкие доски Оло были исключительно королевской привилегией, тогда как простые жители деревень катались на коротких и более тонких досках Алайа. Доски Оло делались специально для катания на больших, пологих волнах, которые есть лишь в нескольких местах на Гавайях. На досках Алайа по таким волнам кататься невозможно, и скорее всего именно этот факт, а не королевский запрет, диктовал основные ограничения.
Так выглядели древние гавайские доски. Они были сделаны из куска дерева и не имели "верхней" и "нижней" стороны. И их, конечно, не ваксили.
Нельзя обойти стороной и такой аспект, как связь сёрфинга с любовными играми. Древние гавайцы не заморачивались на счёт целомудрия и воздержания, и это добавляло сёрфингу особую пикантность. Катаясь вместе, мужчины и женщины заигрывали и флиртовали друг с другом, привлекали потенциальных женихов и невест, демонстрируя свои умения на волнах. Если парень и девушка вместе ловили волну и ехали по ней, это означало сильную взаимную симпатию, которая чаще всего заканчивалась и более близким, интимным знакомством на берегу. Многие гавайские песни и истории рассказывают о том, как талантливые сёрферы завоёвывали сердца принцесс своим выдающимся умением кататься. Какое сильное влияние оказывал сёрфинг на дела сердечные становится ясно из легенды про Калеа, сёрфершу с острова Мауи.
Во все времена сёрферши - самые красивые и желанные девчонки.
Калеа, прекрасная сестра правителя Мауи, была известна как самая грациозная и отважная сёрферша в королевстве. Однажды во время сёрфинга она приняла предложение своего друга Каламакуа, одного из правителей острова Оаху, прокатиться вместе с ним на его каноэ. Но когда она села к нему в лодку, он поймал течение и развернул каноэ в сторону Оаху. По дороге он рассказал девушке, что похитил её для Ло-Лале, верховного главы острова Оаху, который хочет на ней жениться. Поначалу Калеа разозлилась, но потом поняла, что это большая честь, и согласилась стать женой Ло-Лале. И все бы было хорошо, но Ло-Лале не любил море и увёз девушку в свой дом в глубине острова, поэтому теперь она могла кататься лишь во время их редких выездов к океану. Долго так продолжаться не могло, когда сердце девушки принадлежит волнам, ни один мужчина, даже самый верховный правитель, не сможет удержать её. Калеа приняла решение вернуться на свой родной остров и покинуть Ло-Лале навсегда. По дороге на Мауи она встретила своего друга-сёрфера Каламакуа, того самого, который когда-то похитил её. Узнав, что сердце его прекрасной подруги-сёрферши свободно, он сделал ей предложение, которое Калеа с радостью приняла, все-таки осталась на Оаху, где была счастлива жить и кататься вместе с любимым мужем.

Что тут скажешь, гавайцы знали толк в сёрфинге, и с годами по факту ничего не меняется. В том смысле, что и в наши дни, те, кто живёт на побережье, обычно тратят меньше времени на работу и больше на сёрфинг, что тот, кто круто катается, в нашем сообществе сёрферов вполне себе «король», как Келли Слейтер, например. Ну и конечно, самая сильная любовь у сёрферов рождается именно в океане, когда человек почти без одежды, заглянуть в душу гораздо проще. И когда ты видишь широкую улыбку и сияющие от счастья глаза – в них просто невозможно не влюбиться. Уж я-то знаю о чём говорю.
Made on
Tilda