Первая русская девчонка на Назаре

Ирина Кособукина рассказывает про свой первый опыт тоу-ин сёрфинга
24 февраля стал особенным днём в истории Российского сёрфинга – первая девчонка из России серфила на Назаре. Ира Кособукина не побоялась всунуть ноги в крепления, взять в руки фал и прокатиться на легендарном споте, где встают самые большие волны на планете. Я задала ей несколько вопросов, потому что считаю, что этой историей стоит поделиться!
Как вышло, что ты оказалась на Назаре?
Совершенно случайно! Честно, я не думала об этом и не планировала, просто была в Португалии на тренировочных сборах Российской Федерации Сёрфинга. За наш приезд было два больших свелла, первый – совсем огромный, тренировки проводить было негде, поэтому мы поехали всей командой смотреть на Назаре. В тот день был очень сильный ветер, такой, что машина, припаркованная в 2 км от спота, была вся покрыта солью. Выглядело всё очень люто, настолько, что даже мысли туда полезть не было. Серёга [Шакуто – муж Иры] остался, чтобы на следующий день снимать Андрея Дельфина. Они поснимали и, видимо, слово за слово, Долф предложил закинуть меня. Они позвонили, позвали, но не могу сказать, что я воодушевилась идеей.

Через пару дней должен был быть свелл поменьше, вот именно на нём мне и предлагал покататься Долф. Я сказала, что скорее всего ничего не выйдет, потому что прежде всего была в Португалии ради тренировок, у нас был очень плотный график, и я не могла себе позволить взять и уехать на целый день. С этими аргументами я отпустила идею и спокойно продолжила тренироваться, но Серёга вернулся, и пока я каталась, поговорил с тренером, рассказал ему про задумку. Когда я вышла из воды, Педро встретил меня широкой улыбкой, назвал «Crazy», но однозначно сказал, что такой шанс упускать нельзя, и разрешил пропустить одну тренировку.
Я на самом деле всё равно до последнего сомневалась. По сути решилась только утром в день, когда был этот свелл. Накануне вечером я ложилась спать в сомнениях, но с мыслью, что утро вечера мудренее, решу на свежую голову. Проснулась, поняла что я бодра и в хорошем настроении, без каких-либо плохих предчувствий. Прогноз был по прежнему хороший, позвонили Долфу, чтобы уточнить, что там на океане, и он сказал: «Приезжайте».
Ты когда волны увидела, не передумала?
Наоборот, я успокоилась, потому что поняла, что прогноз оправдался и условия были намного добрее, чем в тот день, когда мы приезжали смотреть. Светило солнце, не было ветра, шли ровные грядки, гигантские, конечно, но не адское месиво, а волны. В общем, классная погода, так что я подумала, что это и правда лучший день, чтобы попробовать тоу-ин.
Педро отпустил меня только на первую половину дня, чтобы я вернулась к вечерней тренировке в 15:00, так что я немного торопилась. При этом все бигвейверы на таком расслабоне, когда мы примчали, они только проснулись, ходили, пили кофе, настраивались. Ещё мы долго искали на чём мне кататься, потому что у Долфа не было для меня хорошей доски, пришлось одалживать, и то в итоге доска, на которой я каталась, была с отломанным носом, примотанным изолентой. В итоге я была в нетерпении (плюс подгоняла необходимость вернуться на тренировку), а парни долго раскачивались.

Пока мы собрались и выплыли, я поняла, что у меня осталось меньше часа. Долф сказал, что сначала надо порепетировать на спокойной воде в бухте, как он меня забирает, то есть подхватывает после проезда на плот. Из-за того что я спешила, предложила поехать сразу в аутсайд и попробовать там. Как раз и пообвыкнусь заодно. Я в тот момент думала, что тут особо нечего репетировать, а на деле это оказалось очень сложно.
Доска весит 9 кг. В теории если я в воде, Долф подъезжает, хватает меня за руку и придерживает, чтобы я была рядом с плотом. Мне нужно другой рукой взять доску за крепление и закинуть её на плот как можно выше, а потом самой схватиться за петли по бокам плота и подтянуться на него так, чтобы лечь сверху доски. Причём делать это все надо очень быстро, так как в этот момент к тебе с большой вероятностью приближается огромная пена от следующей волны.

По хорошему этот процесс надо отточить до совершенства, потому что от него зависит безопасность и сёрфера, и водителя, по крайней мере в действительно серьёзные расклады. Мы раза три попробовали, но Долф мне всё говорил: «Давай ещё, давай ещё,» - и я понимаю, почему.
У меня не было цели непременно поймать волну. Я сразу сказала, что если на лайнапе почувствую, что это не моё и мне страшно, то я этого делать не буду.
Про волны
Между сёрфером и водителем джета должна быть хорошая коммуникация. Водитель подаёт райдеру знаки руками. Например, если он показывает кулак, значит эту волну пропускаем. То есть во время разгона сёрферу надо смотреть на водителя, потому что тот может увидеть, что следующая волна в сете лучше, и подать сигнал не отпускать фал. Я первую волну тупанула, Долф начал меня разгонять, и мне показалось, что я уже еду сама вниз по волне, я отпустила фал, но не съехала. Пампила, пампила, но застряла наверху, хорошо, что он меня быстро подхватил назад, увёз наверх и объяснил, что нужно зарезаться глубже, ближе к липу, и что когда волна по-настоящему подхватит, выстрельнет, как из рогатки, не перепутаешь.

На следующую он меня разгоняет на огромную. Разгоняет так быстро, что в тот момент не волны боишься, а просто ненароком упасть на кочке, потому что скорость нереальная, на такой совершенно не хочется упасть лицом об воду. В какой-то момент меня пуляет, я понимаю, что я уже сама лечу вниз с волны, отпускаю фал, и в этот момент ощущение такое, что я со стороны смотрю на себя на этой гигантской волне, всё вдруг переходит в режим супер slow motion. Время замедляются, почти останавливается. Бейсджамперы обычно рассказывают про такой же эффект. Я поворачиваю голову и вижу, как лип начинает рушится. А я при этом еду всё быстрее и быстрее. Когда едешь по такой горе, очень сложно понять скорость, с которой она обрушается. Масштабы совсем не как в обычном сёрфинге, видишь, что она впереди вроде готова обрушиться, но не можешь понять, есть время поехать или она на голову упадёт. Страшно, но страх какой-то животный, инстинктивный, и он на самом деле классный.
В итоге я проехала очень длинную волну, очень классную. Схожу – прилив адреналина и эйфория. Долф в секунду оказывается около меня, кидает мне фал и моментально увозит меня на лайнап. Я в восторге, говорю давай ещё. Долф выбирает для меня волну ещё побольше и закидывает, я стартую, понимаю, что она вообще огромная. А потом поворачиваю голову и вижу, что за мной едет ещё один сёрфер. В то утро Майя Габейра забрасывала своего друга Себастьяна, они оба очень опытные биг-вейв сёрферы и такой расклад для них очень лайтовый, просто покататься в удовольствие. На эту волну они зашли с бэкдора, то есть она его с другой стороны от пика разгоняла и забрасывала, поэтому нам их не видно было. Себастьян меня догнал, я сошла, но они потом подъехали, и сами ещё извинялись, что помешали.
Про вайпаут
После второй волны я была уже уверенная в себе, но так вышло, что на третьей я опять отпустила фал слишком рано, не набрав достаточную скорость. Вниз с волны я съехала, но скорости вообще не было, из-за этого не получилось зарезаться и поехать вперёд. Волна прошла мимо, а я оказалась в самом дурацком месте, посреди бухты, и вижу, что сет идёт прямо на меня. Долф подъехал и пытался меня подхватить, но следующая волна была уже слишком близко, я никак не успевала залезть, поэтому сказала, чтобы он уезжал, а сама решила нырять. Доску даже не пыталась особо держать, она к тебе никак не привязана, а как её удержишь рукой в таком месиве.

Замес, конечно, был самым страшным из всего. Меня не особо долго держало под водой, так как на мне был, во-первых, противоударный жилет под гидриком, и ещё один спасательный жилет сверху, в таком наряде всплываешь очень быстро. Но месит с такой силой, что я почувствовала, как сдавливает все тело, не смотря на жилеты. Страшно от того, что это неведомая мощь. Долф мне еще вначале сказал: «Видишь, волны такие ровненькие, как будто просто Улувату (известный спот на Бали) в большой день? Ну вот только это нифига не Улувату.»

После первой волны Долф опять подъехал, но я снова не успела залезть, пришлось нырять второй раз. С третьего раза наконец удалось, но доску уже снесло так далеко, что Андрей подвёз к самом берегу, мне пришлось выйти, чтобы забрать её, и потом ждать затишья, когда он сможет подъехать и подобрать меня.
Ира, Андрей Долф и
Майя Габейра
Мощь океана там ни с чем не сравнимая, и меня невероятно впечатлило, как водители с джетами там вообще выживают. Дельфин просто творил чудеса на виражах! Подбор и то, как он уходил из-под обрушения, нёсся параллельно с пеной, какие-то волны буквально проныривал с джетом, как дак-дайв! Меня на плоту болтало из стороны в сторону, я держалась за петли до синих костяшек. Было страшно, но без паники, я как цыплёнок, который доверился: от меня ничего не зависит, все что я могу – это крепко держаться. Тоу-ин – это командная работа, и успех мероприятия зависит от водителя джета, доверие и взаимопонимание очень-очень важны.
Что тебе помогло из предыдущего опыта? Может чего-то наоборот не хватило?
Очень помог опыт вейксёрфинга – старт и то, как ты едешь за джетом на фале, всё то же самое. Я правда сначала переживала, что у меня какая-то рэперская стойка, так как крепления были прикручены довольно широко для меня, эту доску мы одолжили у сёрфера мужчины. Но когда встала, оказалось нормально. Боялась выскочить из петель, но быстро освоилась.

Сноуборд тоже очень помог – в тот момент, когда ты несёшься с адской скоростью с этой волны, это очень похоже на съезд с горы. В сёрфинге нет таких скоростей, поэтому опыт сноуборда как раз кстати. Очень похоже и то, что ногами ты в креплениях, компенсируешь чоп как кочки на склоне. Так что я очень порадовалась, что месяц перед поездкой провела в горах в Красной Поляне, и ноги были в нужном тонусе.

На пляже я видела, что волны огромные, и конечно на меня начало накатывать волнение. В этот момент я подумала: «Так, ладно, я занимаюсь фридайвингом, надо дышать.» Сделала несколько задержек.
В общем весь мой опыт мне помог, я вспомнила всё, что умею. Получилось, что совершенно неосознанно я действительно хорошо подготовилась. Отжималась бы и подтягивалась побольше, чтобы руки были сильнее, потому что фал держать и на плот забираться непросто, мышцы ещё неделю болели.
Какие теперь планы? Хочешь ещё или может чего пострашнее?
Я бы с удовольствием ещё прокатилась в такой же классный расклад. Это такие эмоции, которые не передать, я понимаю, почему они это делают. Я поняла, почему так много бейсджамперов катают на Назаре.

А вот на счёт пострашнее не знаю, если б ты за неделю до этого меня спросила, хочу ли я вообще на Назаре, я б наверно сказала, что нет! Так что никогда не знаешь. То, что я прокатилась – это просто большое везение, что мне выпал такой шанс. Я до последнего сомневалась, но это было лучшим решением, я невероятно рада этому опыту.
Фото для иллюстраций мне прислал Сергей Шакуто – муж Иры, который сыграл немалую роль в том, что всё это произошло. Я спросила у него, боялся ли он за Иру и насколько она сама нервничала.

«Страшно за неё не было, просто хотелось чтобы у неё все получилось и она осталась довольна своей каталкой. Я верю в неё.

Переживала она не сильно, на фотках я её просил сделать вид напряжения. Вообще, нам не привыкать. Когда такой адок предстоит, обычно не до страха. Ну у меня так, я делаю расчёт и принимаю решение. Думаю что у Иры примерно то же самое.»
Made on
Tilda