Сёрфинг в СССР

История сёрфинга на территории нашей страны гораздо длиннее, чем вы думали.
Многие убеждены, что сёрфинг в России – спорт практически новорождённый, а те, кто катается по 15 лет, считаются «старичками», и гордо причисляют себя к первому поколению русских сёрферов. Но это всё неправда. Первооткрывателем и популяризатором сёрфинга на территории нашей страны стал Николай Петрович Попов, который поймал свою первую волну в Крыму в 1966 году. И сегодня я расскажу вам его потрясающую историю.
1960-е. СССР. Москва. Какой ещё сёрфинг?
Знакомьтесь: Николай Петрович Попов, студент географического факультета МГУ, капитан команды по горным лыжам. Как он вообще узнал про сёрфинг?
«Всё началось в далёких 1960-х годах во время учёбы в Университете. Мой хороший друг подарил мне книгу Джека Лондона «Путешествие на Снарке». Главному герою повести удалось совершить путешествие по южной части Тихого океана, посетить неизведанные тогда Гавайи и Соломоновы острова. А главное, лично увидеть катание местных жителей на досках. Пример героя меня вдохновил, и я твёрдо решил опробовать это занятие. Несмотря на то, что на тот момент у меня для этого не было никаких возможностей, а в СССР о сёрфинге едва ли кто-то знал».
Кстати, путешествие Джека Лондона на Гавайи – немаловажная веха в истории сёрфинга. Подробнее об этом в видео на YouTube канале Surf Stories
Как нам известно, границы Союза в то время охранял Железный Занавес, причём охранял не столько от вторжения снаружи, сколько от побегов изнутри. Выехать заграницу советским гражданам было не просто проблематично, а практически невозможно. Какие-то шансы были у дипломатов и у корреспондентов советского информационного Агентства печати «Новости». Именно эта лазейка приоткрылась Николаю, когда он устроился журналистом в соответствующее издание с корреспондентскими пунктами по всему миру. В первую очередь он начал узнавать про сёрфинг у коллег, работавших в Америке, Австралии и Новой Зеландии, то есть там, где на тот момент сёрифнг уже был на пике популярности. Но оказалось, что коллегам нечем поделиться, лишь некоторые из порядка 100 опрошенных видели настоящих сёрферов вживую, но никто из них не пробовал кататься сам.

«Из источников информации на тот момент были американские журналы, которые удавалось добывать через знакомых и коллег, работавших за рубежом. Журналы были старые, потрёпанные, их не только мы зачитывали до дыр. А всё потому, что там были драгоценные советы о том, как правильно кататься на доске, какие волны лучше выбрать. Благодаря им я получил представление, как всё нужно делать. Но я не был так безнадёжен. Опыт в спорте у меня имелся, и навык координации был развит. Я особо не переживал за свои способности. Занятия горными и водными лыжами не прошли даром.»
Путь к мечте Николай начал с того, что решил самостоятельно сделать себе доску для сёрфинга и найти волны на родине. Про доски читал в американских журналах, а за помощью с поиском подходящего места для катания обратился к друзьям с кафедры океанологии. «Они рассказали, что ловить волны лучше всего в Крыму. Провели свои расчёты, назвали конкретное место. Им оказалось западное побережье от Севастополя до евпаторийского берега и дальше до Тарханкутского полурстрова. А наиболее пригодным для катания, по их мнению, оказался мыс Тарханкут. От него начинается бухта и пологий берег. Там есть все шансы поймать волну.»
Летом 1966 года Николай Попов, его друг Владимир Прозоровский собрались в сёрф-экспедицию в Крым.
«Ни о какой покупке доски речи быть не могло. Тогда такой возможности не было. Мы решили её делать сами. Я добыл плиты пенопласта толщиной в 15 сантиметров и подходящей длины, мы погрузили их на машину и отправились в Крым. По прибытии на мыс Тарханкут мы с другом Вовой и нашими жёнами Надей и Ниной, остановились в небольшой хижине на побережье. На заднем дворе пилами и ножами соорудили из трёх кусков пенопласта доску. Части склеили эпоксидной смолой. Потом обернули её стеклотканью, снова промазали ткань эпоксидкой. Плавник для доски сделали из фанеры.
Мыс Тарханкут, 1966г
В Крыму природные условия хоть и были хорошие, но прибой был нерегулярный. Четыре дня мы провели в ожидании волн. Ни есть, ни спать не могли. И вот на пятый день под утро Вова услышал шум прибоя. Сам вскочил с кровати, разбудил меня, так мы и побежали кататься. Сон как рукой сняло, так с рассветом и начали серфить. С тех пор нам повезло, прибой был регулярный, и мы катались вдвоём на одной доске. По очереди, разумеется. (смеётся). Доска оказалась прочной, смастерили мы её на славу. Она держалась до самого конца отпуска. Почти три недели. Так мы и прокатались всё это время.»
В 1970 году первый советский сёрфер едет в Калифорнию.
Спустя четыре года Николая Петровича, работавшего тогда в журнале «Soviet Life», отправили в командировку в Штаты на выставку «СССР: страна и люди в художественной фотографии». Экспозиция должна была проехать по нескольким городам, включая Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Разумеется, он не упустил шанса совместить работу с давней мечтой – сёрфингом. «В первые дни пребывания в Сан-Франциско я сразу стал искать сёрферов. Ими оказались местные ребята, типичные хиппи. Они довольно дружелюбно восприняли мой интерес к этой теме, давали доску, звали кататься с ними, учили всему. Так я месяц сёрфил на западном тихоокеанском побережье, недалеко от Сан-Франциско, в Стинсон Бич.»
Калифорния, недалеко от Сан-Франциско, 1970г.
Год спустя – новая возможность поехать поработать в Америку, на этот раз в Вашингтон. В этом районе ближайшим подходящим местом для сёрфинга оказалось побережье Атлантического океана в штате Мериленд в 150 километрах от Вашингтона. «Условия для сёрфинга были прекраснейшие. Я катался с мая до начала декабря - солнце и температура позволяли. Без гидрокостюма, хотя ближе к зиме вода уже была прохладной. Из американской командировки я привёз с собой в СССР две доски».
Штат Мериленд, 1972-1974гг
С 1975 года Николай Попов начинает искать волны в СССР.
Первым направлением для своих исследовательских сёрф-экспедиций Николай выбрал Каспийское море. «Вдвоём с моей Надей мы разбили палатку на западном побережье Каспийского моря в местечке Сулак, недалеко от Мхачкалы. Жили на песчаном берегу дикарями, ждали волн. Прибой был тоже нерегулярным, но волны были чаще из-за сильных восточных ветров. Удалось покататься целых десять дней».

В тот же год Николай Петрович решает рассказать о своём увлечении широкой публике и отправляет первые статьи о сёрфинге в журнал «Техника молодёжи». На тот момент это был продвинутый и популярный журнал, из которого читатели узнавали об инновациях. Главный редактор издания сам был спортсменом, поэтому с удовольствием опубликовал тексты Попова. Так, на советском пространстве впервые появились статьи о сёрфинге. В редакцию приходили письма с просьбами рассказать подробнее.
Журнал "Техника Молодёжи" 1974 год, выпуск 11
«Откликнулись однажды люди из Феодосии, которые вдохновились моим примером. Правда, они решили сделать парусные доски для виндсёрфинга. Но были и те, кто спрашивал конкретно про доску и сам процесс катания. Письма сыпались со всей страны. Оказалось, что даже на Дальнем Востоке людей это заинтересовало».

Всё же, основное внимание Николая привлекал Сулакский заказник к северу от Махачкалы. Но попасть туда было не просто, это была охраняемая территория. Пришлось направить в ЦК ВЛКСМ, в Дагестанскую АССР, письмо с просьбой разрешить экспериментальные заезды в заповеднике. «Да, на меня смотрели как на безумного. Это была экзотика чистой воды. Но мне было всё равно, главное, чтобы разрешили этим заниматься. В то время по знакомству можно было многое, мне помог Василий Дмитриевич Захарченко, главный редактор журнала «Техника молодежи». Он написал первому секретарю Дагестанского обкома ВЛКСМ: «Просим оказать тов. Попову Н.П. всяческую поддержку в его спортивно-научных изысканиях.» Тогда сёрфинг впервые стали называть видом спорта.»

В 1975-1978 годах Николай Петрович с женой несколько раз приезжали в Сулакский заповедник. За это время хорошо познакомился с местными, они поддерживали, привозили свежие продукты, питьевую воду. «С 1978 года уже нигде кататься не удавалось. Жизнь и работа шли своим чередом, интерес постепенно начал угасать. А дальше было ещё сложнее. В 1990 году страна по факту рушилась. Приходилось думать обо всём сразу, сёрфинг в эти мысли уже не входил.»
Что может сделать один человек?
«Тогда сёрфинг никто всерьёз не воспринимал. Никто даже почти не думал о нём, кроме таких же единичных экстремалов, как я. Плюс, не было возможностей для его развития. Изоляция, отсутствие выездов на сборы. Этот вид развивался благодаря нам, энтузиастам. Странные и экзотические занятия никто и никогда не спонсировал. Исходя из практических соображений. Государство выделяло деньги только на те виды, которые заведомо приносили медали. А если не может – он не нужен. И даже никаким другим образом нас не пытались поддержать.

Россия отличается от основных сёрф стран тем, что места прибоя у нас не регулярные. Можно просидеть месяц зря и так и не покататься. Что делать, если волны полметра. И песчаных пляжей у нас тоже мало, к сожалению. Но я очень рад, что сёрфинг сейчас есть и развивается. Пускай Россия, на мой взгляд, никогда не будет ведущей сёрфинговой страной элементарно из-за природных условий, но её участие я приветствую полной мере.

Наличие гражданства страны не обязано привязывать к её физическим условиям. Если есть возможность - выезжайте, тренируйтесь в других местах. Можно оставаться патриотами и кататься в других странах. Сёрфинг – не есть привязанный к столице или государству вид спорта. Если это хорошая волна и прибой, пускай будет и Самоа. Если это русские люди, пусть будет Архангельск или Камчатка. Там и сейчас катаются энтузиасты. Живут в палатках, в снегу, включают обогреватели, надевают гидрокостюмы, выходят в ледяные воды. Я восхищаюсь этими людьми. И если мой скромный вклад помог развитию этого вида спорта, то я очень рад. Для меня отклик – главная награда.»
Эпилог
«Сёрфинг – классный вид спорта, привлекательный, волнующий. К тому же это общение с природой, восходы, закаты, берега, чудесные виды. Это незабываемая часть моей жизни, драгоценный жизненный опыт, и теперь мне есть чем поделиться с новым поколением. Я всегда буду говорить, что сёрфинг – это здорово. До сих пор мурашки бегут, когда я вспоминаю своё катание. А это непередаваемое чувство, когда наконец оседлал волну! Для меня эти воспоминания ни с чем не сравнятся.»
5536 9137 5539 1519
https://www.tinkoff.ru/cardtocard/
Вы можете сказать мне «Спасибо» простым банковским переводом на любую сумму, мне будет очень приятно. Времена непростые и финансовая поддержка актуальна как никогда. Благодарю.
Рекомендую к прочтению
Made on
Tilda